Главная Обзор Статьи Дмитрий Верхозин - модель.

Дмитрий Верхозин - модель.

E-mail Печать PDF

Посмотрите внимательно на фотографию и запомните это лицо.

 

 

 

Потому что завтра вы можете увидеть его в рекламе «Мегафон», «Билайн», «Линекс», «Винстон» и даже «Почта России». Вы будете переключать каналы, а там снова и снова это лицо, только уже в сериалах «Универ», «След», «Ранетки», «Счастливы вместе», «Московские дворики», «Понять, простить» и многих других. Это только беглый список того, что успел за три года в Москве непростой ангарский мальчик Дима Верхозин.

Вернее, сначала он был простым. Открытым, дружелюбным, с широкой улыбкой. Он и сейчас такой. Но уже не для всех. Только для своих. Здесь, в Ангарске, все свои. А в Москве нет. Там джунгли, в которых выживает сильнейший, тот, у кого есть зубы и хватка. У Димы имеется и то, и другое. Не случайно его первым большим контрактом стала реклама зубной пасты «Colgate Total», которую снимали в Праге.

Внешне Дима не очень похож на модель, во всяком случае, он не из тех качков, которые разгуливают по подиумам и кроме позы в пол-оборота ничего не умеют. «Отыгрывать эмоции» точно не умеют. А Дима из другого направления – моделей-актеров. Он с детства чувствовал, что в нем есть актерские задатки. Грех было бы зарывать в землю такое сокровище, тем более что дар тоже не дремал, постоянно шевелился, требовал употребления и наконец поставил ультиматум: «или я – или институт». Дима выбирать не стал, продолжил учиться на втором курсе Политеха на дизайнера-декоратора и одновременно пошел в театр «Юность», один из старейших любительских театров нашей необъятной родины. Руководитель театра Алексей Алексеевич Худяков в мальчике с улицы талант углядел сразу и… назначил на главную роль. Немедленно, «срочно в номер». И не в какой-нибудь проходной спектакль, а в один из самых популярных – «Но твоя да будет воля», играть самого Жоржа Дантеса, красавчика, светского льва и порядочную сволочь, который в итоге убил народного поэта и попал несмотря на злодеяние во все учебники и в Димину жизнь. Ломал Худяков Диму нещадно, но играть научил. Даже целоваться научил! Диме-Дантесу по сценарию надо было поцеловать главную героиню. Актриса, которая ее играла, уже трех Дантесов до Димы сменила, а помочь новичку хоть как-то не соизволила, пришлось рассерженному режиссеру соскакивать и показывать, как к ней подступиться. Вскоре Дима играл уже столь убедительно, что со спектакля «Мария Стюарт», где у него была центральная роль короля Шотландии, зрители уходили со слезами на глазах. Пресса и критикессы Диму тоже полюбили, рецензии на спектакли могли быть разными, но его исполнение всегда отмечали тепло.

Театр захватил Диму целиком, там он реализовывал себя и как актер, и как декоратор, и даже звукорежиссер. Институт остался где-то за кулисами, но остался, хоть и грозил Диме время от времени отчислением. После четвертого курса Дима поехал в Москву отдохнуть к друзьям, с кем не бывает. Но и там судьба не давала ему покоя, все время подсовывала правильных людей, заманивала на какие-то встречи и даже кастинги, так что Дима понял, неспроста весь этот интерес к его скромной персоне. В итоге получился не столько отдых, сколько разведка. Вскоре в Диминой голове созрел план. Дело в том, что без актерского образования в киношной среде делать нечего, а вот из модельного бизнеса в кино попасть можно. Нелегко, но можно. Однако сначала надо было еще год доучиться в Политехе. Вернувшись в Ангарск, Дима начал обзванивать модельные агентства, где его, как водится, стали разводить на деньги. Но однажды в трубке прозвучало нечто адекватное. Дима попал на Ольгу Швец, директора ангарского агентства ModelPro. Не сказать, чтобы она сразу обрадовалась очередному звонку от очередного мальчика (в тот момент и спроса-то на парней не было), но встретиться он ее уломал. Швец что-то в нем увидела. А если она что-то видит, пиши повезло. Тут как раз промо-акция подвернулась, Интернет Веб-стрим, вот туда Швец Диму и направила. Получилось хорошо, и Дмитрий заработал в этом бизнесе первые деньги, пусть небольшие, но деньги. И почувствовал вкус. Не столько денег, сколько кайф от того, когда у тебя что-то получается из намеченного. Над ним подсмеивались, что он хочет стать актером, но он им стал. Никто не верил, что у него есть задатки модели, а он смог. Швец, правда, верила. Как и Худяков в свое время, она поддерживала Диму, сделала его первое портфолио и напутствовала в Москву. В столице не прошло и двух недель, как Диме стали звонить из агентств, а еще через неделю он победил на кастинге, где искали «лицо» для федеральной сети магазинов «Спортмастер». Так молниеносно Дима влетел в модную индустрию, и понеслось. Через месяц уже съемки в Праге для «Colgate», потом еще много всего помельче, а потом грянул мировой кризис. Для модельного и киношного мира это была катастрофа, только не для Димы. Подумаешь, кризис. Сначала он устроился арт-директором в пафосный клуб устраивать звездные вечеринки, но, быстро поняв, что там к чему, перешел на работу… к Валентину Юдашкину. Представителем направления haute couture. Окунувшись с головой в совершено новое для себя дело, Дима сразу ощутил себя в шкуре главной героини фильма «Дьявол носит Прада». Не той, конечно, что носила Прада, а другой, недотепы, которая не умела отличить шелк от шифона. Дима, естественно, тоже не умел, мэтр же два раза повторять не любил. Утром, когда выкатывали вешала с одеждой неземной красоты, он скороговоркой давал Диме затейливые указания вроде «разбери лето туда, зиму сюда, шифон и шелк отдельно, а потом приготовь платье для Ксении Собчак». Дима понятия не имел, какое платье и куда надо «зиму», бегом бежал к маме Юдашкина, которая заведовала складом одежды, с криком «Раиса Петровна, спасайте!» и вместе они уже как-то справлялись. Кстати, то платье стоимостью с квартиру, которое Ксюша брала напрокат для съемки в каком-то модном журнале, она вернула прямо с комками засохшей грязи, уделанное до неносибельного состояния. Съемки были сверхкреативными, надо было прыгать в какую-то лужу, но Юдашкина это не проняло, он обиделся на Ксению и с прокатом стал более осторожен. Если вы намерены заказать платье у Юдашкина (это я так, на всякий случай), вам сначала надо попасть к такому человеку, как Дима, оплатить авансом 25 тысяч рублей (вдруг вы какой-нибудь шарлатан или фанат). Вам организуют встречу, во время которой вы должны вести себя тихо, как мышь, и не говорить ничего, кроме «здрасьте». Мэтр будет делать эскизы, в которые вам со своими глупыми поправками вроде «сделайте чуть длиннее» лезть не надо. Вот как он увидел, так и будет. (Понимаете теперь, почему Алла Борисовна на пятом десятке прыгала по сцене в коротюсенькой юбчонке оттенка «шокирующий розовый» и такого же цвета не то лифчике, не то корсете). Так вот, нарисовав две параллельные, слегка изогнутые линии и одну вроде росчерка, мэтр направит все это конструктору. И вот тут начнется то, что иначе, как чудом, назвать невозможно. Бедный конструктор каким-то непостижимым образом непременно разгадает замысел творца, и вы получите платье, каких свет не видывал. Красивое – не то слово. Дорогое – не вышепчешь. Миллион!

Три месяца у кутюрье пролетели быстро, за это время Дима нарядил на конкурс «Мисс Россию-2009, помог снарядить в Париж коллекцию prêt-a-porte, а там и кризис поутих. Дима спокойно вернулся в профессию, где его никто не забыл, поскольку помимо работы у кутюрье Дима снимался в разных сериалах, был на виду, на слуху, а это в его работе самое главное. Он до сих пор является «лицом» магазинов «Спортмастер», снимается в рекламе, но от модельной сферы постепенно отходит в область шоу-бизнеса. Дима нашел команду энтузиастов, организовал музыкальный проект DAVE, в котором выступает в качестве продюсера: сам пишет слова к песням, режиссирует клипы, подбирает костюмы для артистов и отслеживает каждый звук, исходящий из-под аппаратуры аранжировщика. Работает со звукорежиссером Димы Билана и обещает в скором времени представить нам нечто такое, чего мы еще не видели. Архискандальное, совершенно нестандартное для России. Но надо немного подождать. Дима идет своей дорогой, стараясь сохранить независимость от толстых кошельков, у которых стоит ссудить деньги, и потом всю жизнь в кабале будешь. Не для того ведь он так долго и скрупулезно складывал всю эту мозайку, чтобы потом какие-то дяди на его шее сидели. А ведь, заметьте, у него и правда все складно получилось. Актерский опыт помог в модельной карьере. Последняя дала необходимые связи для кино. В клубе он видел, как нужно организовывать людей. У Юдашкина – как должны выглядеть хорошие вещи. Всегда был киноманом, а музыка для него – это вообще как покушать, просто необходима по жизни. Теперь все это нужно собрать в кучу, чтобы реализовать собственный проект. И вообще реализоваться в жизни. Это сейчас для 28-летнего экс-ангарчанина главное. Не успех, не деньги, ему важно претворить творческую идею, использовать потенциал. Ведь кому много дано, с того много и спросится. Над ним никто больше не подсмеивается. Он доказал, что если Верхозин за что-то берется, он сможет это сделать. Удача, скажете? Не без нее, конечно. Но если вы еще раз посмотрите на фотографию, то увидите глаза очень целеустремленного человека. Умные глаза. Мальчика из Ангарска, который смотрит на нас чуть ли не с каждой федеральной рекламы.

НАТАЛЬЯ ЧЕРНЫХ

аналитик моды

Обновлено ( 17.04.2012 13:46 )  

Школа моделей


Наши партнёры